Восстания 1916 г. в Азиатской России: неизвестное об известном

Восстания 1916 г. в Азиатской России: неизвестное об известном (К 100-летию Высочайшего повеления 25 июня 1916 г.): [коллективная монография] / [ред.-сост.: Т.В. Котюкова]. – М.: Русский импульс, 2017. – 528 с. – ISBN 978-5-90252588-2

ПРЕДИСЛОВИЕ

Чем опасно для историка «черно-белое сознание»? Простые ответы не подходят для сложных вопросов. Более того, они крайне опасны, особенно для неподготовленного и неискушенного в деталях обывателя. М.Н. Ключевский считал, что история — это политика, опрокинутая в прошлое…

Шесть лет назад мной была написана статья «Восстание 1916 г. в Туркестане: ошибка власти или историческая закономерность?». И тогда, и сегодня я не смогла дать однозначного ответа на вопросы, вынесенные в заглавие работы. Изменились ли мои взгляды и оценки? Думаю, не значительно. Появились ли новые источники? Да. Но они лишь уточнили детали и нюансы, расширив мое, и не только, представление о событиях столетней давности, не изменив моих оценок принципиально, а только добавив новые вопросы к списку уже имевшихся.

Вот только некоторые. Почему Высочайшее повеление 25 июня 1916 г. было так плохо проработано с юридической и политической точки зрения, почему его попытались привести в исполнение в Туркестане и Степном крае столь быстро, особенно учитывая то обстоятельство, что в Туркестане на тот момент не было постоянного генерал-губернатора? Почему вообще не учли позицию краевой администрации относительно любых форм призыва? Почему эта самая краевая администрация в ряде областей Туркестана и Казахской степи оказалась настолько беспомощной в случившихся трагических обстоятельствах? Почему депутаты Государственной думы не предприняли никаких действенных мер сразу после принятия незаконного, на их взгляд, Высочайшего повеления? Почему на двух закрытых заседаниях Государственной Думы 13 и 15 декабря 1916 г., посвященных событиям в Туркестане, молчал побывавший в Туркестанском крае председатель мусульманской фракции Думы К.Б. Тевкелев? Почему ездивший для разбирательств на Кавказ депутат М.Ю. Джафаров практически ничего не рассказал о ситуации в своем избирательном округе, посвятив все отведенное ему для выступления время Туркестану? Где документы, собранные комиссией Керенского — Тевкелева в Туркестане? Каково точное количество жертв восстания без различия национальностей и т.д. Ответов или нет совсем, или они не очень обоснованны с научной точки зрения, а, значит, широкий простор для псевдонаучных и политических спекуляций имеется в наличии.

Но есть то, что было и есть для меня несомненным, то, что не подпадает ни под одну из исторических или политических ревизий: реализация Высочайшего повеления и последовавшие за этим волнения, восстания и протестные настроения лета-осени 1916 г. это не просто одна из самых печальных страниц в истории коренных народов Азиатской части Российской империи, а трагедия всех, проживавших на этой обширнейшей территории, в равной степени, без различия национальностей и вероисповедания.

Но даже право на трагедию некоторые пытаются узурпировать. Так, в публикации «Игра с историей (о 1916 г.)» Кубан Мамбеталиев не находит в событиях 1916 г. почвы для общей трагедии. «Возникает вопрос, — пишет Мамбеталиев, — “где общая трагедия”, если узбеки, туркмены, казахи, таджики не уничтожались в таком тотальном порядке, как северные кыргызы». Обратим внимание, в перечень народов, с которыми не может быть общей трагедии, с циничным обоснованием «как недостаточно пострадавшие» вообще не попали русские и украинские крестьяне-переселенцы. Что это? Незнание? Забывчивость? Осознанная позиция?

На наш взгляд, следует очень четко разделять неразделяющиеся, как, к глубокому сожалению, показывает практика, вещи: историческое, сугубо научное исследование восстаний 1916 г. и их политические интерпретации, часто сопровождающиеся спекуляциями на чувствах простых людей, их исторической памяти. Смешение журналистики, публицистики и научного анализа, особенно ярко это демонстрирует интернет-пространство, не приближает нас ни на шаг к постижению истины, а только разжигает страсти и увеличивает градус кипения взаимных претензий, исторических обид и порождаемой этим неприязни.

В такой ситуации историческая наука выступает не фундаментом, а инструментом для создания образа врага, частью информационной пропагандистской войны. Не установление Истины, а жажда Сатисфакции становится двигателем подобного рода технологических приемов.

И это очень удручает. Поскольку мешает нормальной и регулярной (а не только предъюбилейной) работе историков всех стан, на чьей территории происходили эти трагические события. Если бы нам, историкам, не приходилось так часто зависеть от веяний политической конъектуры, мы, без сомнения, смогли бы к столетию восстаний подготовить серьезный совместный труд и «расширить горизонты» научного знания, обогатив их новыми историографическими подходами.

Но нам все время мешают, навязывая маршрут, проходящий исключительно в политизированной колее, подпитывая общественное мнение якобы только сейчас вскрытыми фактами и обстоятельствами. Пример. Выступление А. Ф. Керенского (и только его) в Государственной думе четвертого созыва 13 и 15 декабря 1916 г. Некоторые средства массовой информации, с подачи отдельных исследователей, убеждают читателей, что позиция и оценки, озвученные Александром Федоровичем с трибуны Таврического дворца, это тайна за семью печатями, столь долго скрываемая от простых граждан и наконец ставшая достоянием широких масс.

И неискушенные читатели, без сомнения, верят в такое «научное открытие». А ведь стенограммы закрытых заседаний и 13 и 15 декабря 1916 г. были хорошо известны советским исследователям и в XX в. публиковались неоднократно. Их расшифровки хранятся в фондах как минимум двух крупнейших архивов: Центрального государственного архива Республики Узбекистан (ЦГА РУз) в Ташкенте и Российском государственном военноисторическом архиве (РГВИА) в Москве. Более того, полный текст заседания 13 декабря 1916 г. (а не только текст выступления А.Ф. Керенского) впервые был опубликован еще осенью 1917 г. на страницах бакинской газеты «Каспий».

Восстания 1916 г. советские историки рассматривали с вполне понятных идеологических позиций. Но можем ли мы взять на себя смелость утверждать, что современные исторические исследования полностью свободны от политического давления, а восстания (везде очень разные) не выбраны отправной точкой для консолидации в борьбе за политические интересы определенных сил?

Постимперские и постсоветские рефлексии и в России, и во всех бывших союзных республиках очень выпукло проявили себя в научной дискуссии за последние два десятилетия. Но продуктивен ли путь взаимных обвинений для установления исторической правды, к которой все призывают? И может ли эта правда быть линейной и одномерной? Или все сложнее и историческая правда у каждого своя?

За последние два с лишним десятилетия на постсоветском историческом пространстве был подготовлен ряд серьезных совместных (в основном двусторонних) коллективных работ и десятки тематических сборников статей. Однако 50 историков из 6 постсоветских государств объединили свои усилия и, пожалуй впервые, вместе, уважая позицию друг друга, подготовили труд, позволяющий почувствовать и оценить разницу историографических подходов, присущих национальным историческим школам России, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Азербайджана.

В 2016 г. прошла целая серия международных конференций, приуроченных к столетию восстаний 1916 г. Но очень многие вопросы остались за рамками обсуждения. Тогда и возникла идея написать работу, которая по возможности максимально широко позволяла бы проанализировать события, произошедшие в ряде регионов Российской империи летом-осенью 1916 г.

Авторами впервые предпринята попытка анализа разноплановых причин и предпосылок восстаний 1916 г., степени влияния внешних факторов на трагические события, охватившие значительную территорию Российской империи. Высочайшее повеление 25 июня 1916 г. о мобилизации на тыловые работы затронуло интересы целого ряда народов Кавказа, Сибири, Туркестана и Степного края, не несших воинскую повинность. Его практическое применение столкнулось с целым комплексом региональных этнодемографических, конфессиональных, экономических и общественно-политических проблем. В каждом конкретном регионе Азиатской части России национальные элиты и представители государственной власти отреагировали на него, исходя из местных особенностей и условий. В Туркестане и Степном крае восстания повлекли за собой серьезные человеческие жертвы. В советское время трагические последствия этих событий особенно болезненно переживались и осмыслялись исторической наукой советских республик Средней Азии и Казахстана.

Отдельно хочется отметить, что в книге представлены разделы, посвященные реакции на Высочайшее повеление 25 июня 1916 г. коренных народов Сибири. В отличие от историографической традиции, сложившейся в советские годы в государствах Центральной Азии, «царский указ» и его последствия всегда рассматривался здесь как часть исторических событий периода Первой мировой войны.

В работу включена глава, знакомящая с историческими источниками различного происхождения, помогающими с непривычных ракурсов взглянуть на события столетней давности.

В коллективной монографии сознательно сохранена авторская трактовка событий и терминология. Так, само Высочайшее повеление от 25 июня 1916 г. по сложившейся традиции большинство коллег называют «царским указом».

Размышляя сегодня над общественно-политической ситуацией начала XX в. в Российской империи, интернациональный авторский коллектив предлагает взвешенный, в рамках академического дискурса, подход к изучению событий 1916 г. и надеется, что это поможет приблизиться к объективной оценке причин и последствий восстаний.

Серьезное изучение восстаний 1916 г. в Российской империи возможно только при комплексном подходе. Готово ли постсоветское историческое сообщество к таким комплексным исследованиям?

Право ответа на этот вопрос оставляем за читателями книги.

Т. Котюкова, канд. ист. наук,
редактор-составитель, научный редактор книги

Читать книгу в PDF (друзья, большая просьба делиться с коллегами ссылкой на наш сайт, а не самим файлом):

Share this article

«Исламовед.ру» — научный интернет-проект Фонда Марджани. Мы публикуем информацию о деятельности Фонда и Центра исламоведения, а также другие тексты и медиа-материалы по темам, близким к исламоведению.