Нилюфер Гёле. Ислам и секулярность: будущее публичной сферы в Европе

Рецензия на книгу: Нилюфер Гёле. Ислам и секулярность: будущее публичной сферы в Европе ( Nilüfer Göle, Islam and Secularity: The Future of Europe’s Public Sphere. Durham: Duke University Press, 2015, 280 pp.

Эта работа социолога Нилюфер Гёле посвящена вопросам современного ислама в Европе и содержит важные и ценные наблюдения. Избегая нарративов конфликта и западного модерна, Гёле обращает внимание на трасформативную способность публичной сферы в формировании политики различий в контексте повседневных практик – область, за регуляцию которой борется современное государство. В Европе проживает наибольшее в мире число общин мусульманских меньшинств, и эта ситуация подрывает не только позиции государств в отношении религии, но и общепринятые нормы и ценности, такие как равенство полов, сексуальность и свобода самовыражения (с. 38). Многое было сказано о конфликте между европейским секуляризмом и исламской религиозностью, но их «взаимопроникновение» приводит ко взаимной транформации религии и секулярности как в исламе, так и в Европе. Это центральное положение книги.

Согласно Гёле, взаимоотношения ислама и европейского секуляризма становятся понятнее в свете двух взаимосвязанных и сущностных парадигматических сдвигов. Первый – это отход от европейского понятия секулярного модерна, то есть источника бинарных оппозиций, противопоставляющих Запад Востоку и ислам – секуляризму. Второй – это «разворот социальных наук» в связи с деколонизацией европейской социологии и критикой её универсалистских претензий (с. 3, 32-33). Трансформации ислама и Европы приводят к тому, что первый укореняется и европеизируется, и социология миграции теряет способность объяснить новые поколения мусульман, резко отличающихся от своих родителей-иммигрантов. Впервые в истории, как минимум со времён изгнания мусульман и евреев в Средние века, ислам и Европа оперируют в едином пространстве и времени (с. 32). Вопрос о том, каким образом эта историческая трансформация создаст новые формы идентичности и цивилизационной структуры, крайне сложен и не поддаётся решению в рамках устаревших теорий европейской социологии. По словам Гёле, «моноцивилизационные прочтения как секулярного, так и религиозного неспособны привести к пониманию текущего процесса взаимной трансформации» (с. 102).

Автор помещает современную форму исламской религиозности в широкий европейский контекст, где ислам воспринимается через глобальное проникновение фантазий, насилия, иммиграции и религиозных различий (с. 32). Таким образом, ислам как «слепое пятно европейского проекта модерна» (с. 9) помогает реконструировать границы так называемой общеевропейской идентичности. Роль ислама как религии меньшинства, например, играет ключевую роль в спорах о вступлении Турции в ЕС и текущем беженском кризисе. Хотя книга посвящена в основном исламу в Европе, в ней используются кросс-культурные и кросс-национальные сопоставления, демонстрирующие незападные траектории модерна и секуляризма в Турции, Индии и Иране. Гёле иллюстрирует свои положения путём глубокого анализа некоторых тем, таких как сексуальность и женщина в исламе, политика тела, публичная сфера и её гендеризированные нормы, различные формы внешних проявлений религиозности и визуальные искусства.

Среди многих сильных сторон книги – её междисциплинарный, инновативный и высокоинтеллектуальный подход к вопросу религиозных различий в Европе, беспристрастный как в отношении европейских секулярных кругов, так и мусульманских меньшинств. Автор эффективно раскрывает вопрос религиозных различий не через абстрактные концепты вроде толерантности, а через конкретные индикаторы и визуальные символы религиозного в общественной жизни, такие как покрывала, мечети и минареты.

Есть и вопросы, раскрытые в книге недостаточно. Гёле справедливо утверждает, что колониализм конституирует ключевой аспект западного секуляризма и универсалистских претензий, но конкретные проявления колониалистского наследия в современных проблемах религиозной аккомодации меньшинств в Европе можно было бы проиллюстрировать и более эффективно. Кроме того, Гёле исследует исключительно публичную сферу в качестве сцены, на которой разыгрывается политика различий, и игнорирует роль государства в аккомодации мусульманских меньшинств. Автор справедливо утверждает, что большинство европейских мусульман уже укоренились и больше не являются иммигрантами. Однако сложно утверждать, что укоренение мусульман в Европе привело к установлению прочных связей между ними и государством. Кроме того, вопрос об исламской религиозности в современной европейской политике касается также вопроса национальной идентичности в отдельных странах, противостоящей общеевропейским проблемам. Возможно, книга могла бы быть более информативной в освещении вопроса о взаимозаменяемых отношениях между национальностью и религией.

Несмотря на эти недостатки, книга Гёле вносит многосторонний вклад в освещаемые темы. Большинство глав были ранее опубликованы по отдельности, но под каждым разделом подводится общий вывод. Книга обязательна к прочтению для студентов, изучающих данную тему, и рекомендуется как учёным, так и неспециалистам.

Хакан Эрдагёз (Hakan Erdagöz), аспирант факультета политологии Университета Юты, США

Перевод с английского. Оригинал опубликован: Sociology of Religion (2016) 77 (4): 444-445.