Религиозные тексты советского времени

Введение к книге Бабаджанова Б.М., Муминова А.К. и А. фон Кюгельгена «Диспуты мусульманских религиозных авторитетов в Центральной Азии в XX веке: критические издания и исследования источников».

(Оригинал в PDF, ссылки на продолжение и всю книгу см. ниже)

Исследователи, изучающие историю ислама в бывших советских рес­публиках Центральной/Средней Азии, как правило, сталкиваются с про­блемой отсутствия письменных источников (сочинений, фетв/фатава, писем, дневников и т. п.), составленных в среде ‘улама’, внутри общины мусуль­ман. Понятно, что в условиях советского режима с его политикой физичес­кой ликвидации носителей теоретического ислама (‘улама’), жестким конт­ролем, тотальной слежкой и официальной моноидеологией религиозных со­чинений составлялось не так много. Тем не менее даже в таких неблаго­приятных условиях религиозно-теоретическая мысль не погасла окончательно, и отдельные произведения ‘улама’ того времени можно еще обнаружить в частных архивах. Бесспорно, велико их значение для правильной оценки способов адаптации традиционной части населения к новым условиям ис­торических экспериментов большевиков по строительству «светлого ком­мунистического будущего без религии и наций» (1917—1991). Эти экспе­рименты не прошли бесследно для местных мусульман и ‘улама’, отражаясь в их риторике, стиле сочинений и даже в образах «врагов ислама и мусуль­ман». Тем более именно в это же время появились зачатки той самой идеологии, которая потом (с началом реформ М. Горбачева, 1985—1991 гг.) станет основой бурного возрождения ислама в регионе, диспутов о формах этого возрождения, затем политизации религии, расколов и появления рели­гиозно-экстремистских групп.

По крайней мере, без изучения письменных источников и общественно­го мнения среди верующих трудно корректно оценить сегодняшние про­блемы, связанные с ренессансом ислама как составной части идеологии и духовности местных автохтонных социумов.

Определенную перспективу на этот счет дают так называемые официаль­ные источники, то есть документы (в основном фетвы и распоряжения), кото­рые стали результатом деятельности официально допущенных религиозных учреждений, вроде шари’атских/казийских судов или Среднеазиатского ду­ховного управления мусульман (далее С АДУ М, 1943—1992). Это же можно сказать и о документах специальных «комитетов по религиозным культам» при местных правительствах. Даже предварительное ознакомление с этими источниками показало их важность в изучении такого феномена, как «совет­ский ислам» на территории Центральной Азии. Эти исследования необходи­мо продолжать, тем более что указанные документы достаточно надежно хранятся в архивах и доступ ученых к их основной массе открыт.

Естественно, невозможно сделать корректную оценку сохранившихся в государственных архивах документов, преимущественно исходящих из офи­циальных органов, без знания местной специфики, исторической перспективы, борьбы идей и диспутов в среде ‘улама’, которые фактически в нелегальных условиях продолжали традицию конфессионального образования и участво­вали в поддержании религиозного сознания. Таким образом, полноценную перспективу на феномен «советский ислам» в Центральной Азии мы можем иметь в случае комплексного исследования всех видов источников.

Однако исследователям труднодоступны источники и иная (например, устная, с учетом ее пристрастности) информация обо всех условиях и об­стоятельствах дискуссий. В восполнении одного из таких пробелов и зак­лючается основная цель составителей и издателей настоящего сборника. Это, конечно, публикации первоисточников, из которых мы выбрали лишь часть. Они отражают диспуты и расколы среди местных ‘улама , имеющие последствия до сих пор.

Хронология составления этих сочинений тоже выбрана нами не слу­чайно — это начало и конец советской эпохи. В этот период они появля­лись в результате диспутов и расколов, происходивших в местной религи­озной среде (об этом подробнее далее).

Некоторые материалы и статьи, отражающие те или иные аспекты та­кого рода диспутов, уже опубликованы. Мы предлагаем лишь их краткий обзор на основе этой информации. Кроме того, мы добавим комментарии и критические замечания по каждому из публикуемых источников, используя также собранную нами устную информацию.