Новая книга: «Мир ислама в общественно-культурном пространстве Москвы»

Вышла в свет новая книга ведущего научного сотрудника Института востоковедения РАН, исламоведа, Фарида Асадуллина «Мир ислама в общественно-культурном пространстве Москвы: опыт прошлого и современность». По словам автора, интерес к указанной проблеме вызван повышенным вниманием к изучению новых тенденций развития мировых мегаполисов, в которых исламская составляющая в современных условиях имеет важное научное, культурное и социальное значение. «Москва, как город, имеющий особый столичный статус и символическое значение в сознании ее граждан, в этом смысле не исключение. Обращение к мусульманскому прошлому Москвы, имеющему достаточно древние корни, подчеркивает одну из главных ее особенностей как исторического многонационального города. Российская столица с учетом быстро развивающихся национальных диаспор Закавказья, республик Северного Кавказа, центрально азиатских государств, а также исконного этноса Москвы — татар является самым крупным мусульманским городом не только России, но и в целом Европы, насчитывающим до трех миллионов человек этнически и духовно связанных с исламом», — отмечает Фарид Асадуллин. Книга публикуется согласно утвержденной Президиумом РАН программе научно-исследовательских работ «Закономерности исторического развития народов Востока с древнейших времен до середины ХХ века». Предлагаем нашим читателям ознакомиться с предисловием к книге, которое написал постоянный автор газеты «Татарский мир», кандидат педагогических наук Марат САФАРОВ.

Фарида Асадуллина "Мир ислама в общественно-культурном пространстве Москвы: опыт прошлого и современность»

Интерес к современному развитию мусульманской общины Москвы, обусловленный колоссальными демографическими и социокультурными изменениями в жизни мегаполиса, влияет на появление большого количества публикаций, репортажей, активное обсуждение мусульманской темы в СМИ. Однако публицистический пафос в основном сводится к рассмотрению актуальных миграционных проблем, что закономерно, но создает впечатление отсутствия собственной мусульманской истории города. В этой связи обращение к научным исследованиям, к уже успешно складывающейся историографии татарской Москвы позволяет целостно и полноценно представить себе многовековое взаимодействие православных и исламских общностей в городе, прочные и глубокие русскотатарские культурные связи.

Имя и работы ведущего научного сотрудника Института востоковедения РАН Ф. А. Асадуллина хорошо известны всем исследователям истории ислама в России. В прошлом году в газете «Татарский мир» была опубликована наша статья, приуроченная к юбилею ученого. Фарид Абдуллович и сам активно выступает в СМИ, являясь одним из ключевых и авторитетных экспертов в области истории и современного развития мусульманской общины России.

В конце 1980-х годов, уже имея опыт ученого-арабиста (исследователя ливийской литературы), Ф. А. Асадуллин приступает к разработке совсем иной темы: осмысления роли и места ислама в социальной и политической жизни города. Определение общих хронологических рамок, привлечение обширного круга источников (включая литературные, генеалогические; материалы топонимики и городской мифологии) позволили выстроить стройную концепцию мусульманской Москвы. Автор подчеркивает постоянное присутствие в городской жизни татар, которые вплоть до новейших времен, представляли и олицетворяли московский ислам. Со средневековых времен, как показывает Ф. А. Асадуллин, колоритный образ татарина стал частью городского социума, несмотря на скромные показатели численности общины (в 1897 году — около 4.200 человек при общей численности населения Москвы, составлявшей 1038,6 тысяч человек) и её локализацию в особых районах — прежде всего в Замоскворечье.

Начиная с серии статей и с упомянутой выше монографии «Москва мусульманская», Ф. А. Асадуллин в своей новой работе продолжает не только привлекать редкий материал (что все еще важно, учитывая пока короткий период историографического осмысления), но и осуществляет культурологическое изучение судьбы великого города. Этот подход существенно отличает работы Ф. А. Асадуллина, включая и анализируемую, от привычного классического «монографического» подхода, основанного на интерпретации документальных источников. Ф. А. Асадуллин опирается не только на источниковедческую линию великих историков Москвы И. Е. Забелина и М. Н. Тихомирова, но и в большей мере — на историко-философские идеи столпов евразийства (например, Н. С. Трубецкого). Евразийские идеи в целом созвучны ему и, на наш взгляд, определяют его авторский почерк, как исследователя московского ислама.

Очень важным, для понимания подхода Ф. А. Асадуллина является его мысль, что «мировые города как преимущественная форма расселения людей являются своеобразными аккумуляторами истории, в которых через длящийся веками диалог разных культур и религиозных традиций кристаллизуется архетип каждой, известной нам цивилизации». Несмотря на очевидную сложность и мозаичность истории Москвы, вплоть до последнего времени рассмотрение прошлого города в полиэтническом и поликонфессиональном контекстах практически не велось.

Следование евразийскому подходу при строгом соответствии принципу историзма позволило автору выстроить оригинальную ретроспективу, особенно при рассмотрении крайне мифологизированной истории средневековой Москвы. Карамзинская формула — «Москва обязана своим величием ханам» находит в работе многочисленные подтверждения, включая влияние ордынских политических традиций на складывание московской централизованной системы власти, анализ взаимоотношения церкви и Орды (невмешательство ханов в церковную жизнь; исцеление ханши Тайдулы митрополитом Алексием в середине XIV века). Изменения в отношении уже обретшего независимость Русского государства к татарскому наследию показывается автором не только на очевидных примерах борьбы Ивана IV Грозного с Казанским и Астраханским ханствами, но и более поздним и основательным разрывом со своими восточными корнями при первых Романовых. Россия обретала новые идеологические ориентиры.

Символичны названия глав книги.

Разделы, рассказывающие об истории Москвы средневекового периода и даже XVIII века, подчеркивают основу ритма и облика города: «Татарская Московия», «дочь Азии, весьма удивленная тем, что находится в Европе» (цитата из знаменитого Джакомо Казановы, посетившего Россию в 1764 году).

Детально Ф. А. Асадуллин рассматривает новый этап непрерывной жизни мусульманской общины Москвы, когда в XVIII веке, в том числе и благодаря либеральному курсу Екатерины II, татары обретают определенную свободу в своем историческом месте обитания — Татарской слободе в Замоскворечье. Уточнение дат основания мечети, границы Татарской слободы, роль татарского купечества, социальный состав общины — все это определяет содержание главы, посвященной XIX веку. Здесь авторский стиль несколько изменяется — повествование строится уже не столько в философском ключе, сколько в необходимом для плотного фактологического анализа, скрупулезном отборе ключевых вех и персоналий истории общины, прежде всего, купцов-меценатов (Салиха Ерзина, Шамси Асадуллаева и др.), религиозных деятелей.

Именно в конце ХIХ-начале ХХ вв. община приобрела сообразные эпохе образовательные, благотворительные и частично печатные структуры. В 1904 году была построена и новая мечеть в Мещанской части города. Хотя численность общины оставалась невысокой, роль татар в торговой жизни города (например, в меховой отрасли) отмечалась мемуаристами, а образ татаринадворника и старьевщика, обусловленный притоком крестьян из мишарских деревень Поволжья, стал частью городского ландшафта.

Работа завершается обстоятельными главами, посвященными советскому периоду и современности. Здесь автору благодаря многолетней работе в руководстве Духовного управления мусульман Российской Федерации удалось привлечь «внутренние» документы из архива Московской Соборной мечети и различных религиозных структур, возникших в новейшую эпоху. И вновь стоит отметить особую историографическую роль Ф. А. Асадуллина. Выработав один из подходов к осмыслению роли ислама в социокультурном пространстве города (уже отмеченный выше, восходящий к теории евразийства), Ф. А. Асадуллин определил общий исследовательский интерес к изучению Москвы мусульманской.

Ныне уже сложился круг авторов, изучающих различные периоды истории мусульманской общины Москвы, причем как в аспекте государственнорелигиозных отношений, так и в контексте социальной истории. Таким образом, знакомство с новой работой Ф. А. Асадуллина позволяет не только получить ретроспективное представление о мусульманских страницах московской истории, но и имеет глубокое методологическое значение для современных исследователей. Само же устоявшееся понятие «Москва мусульманская» во многом ассоциируется с публикациями Фарида Асадуллина. И дело не только в широком признании его одноименной монографии 2004 года, удостоенной авторитетной премии РАН им. С. Ф. Ольденбурга «за выдающиеся работы в области востоковедения». По существу, Ф. А. Асадуллину довелось стать основоположником изучения того научного направления, которому он посвятил почти 30 лет своей деятельности.

Уроженец Казани, выпускник одного из важнейших мировых центров академического исламоведения и арабистики — восточного факультета Ленинградского университета Фарид Асадуллин — заслуженный работник культуры РТ, не прерывая связей с родным Татарстаном, стал одним из наиболее цитируемых историков ислама в России. Сейчас, когда происходит процесс выдвижения кандидатов на соискание Государственной премии Татарстана, учитывая заслуги уроженца республики перед научным сообществом России, могу высказать свою скромную мысль как историка и коллеги Фарида Абдулловича — очень важно было бы увидеть в числе награжденных автора столь известных и капитальных работ. В лице Фарида Асадуллина была бы отмечена целая историографическая традиция — изучение татарской Москвы.

В 2015 году Государственную премию Татарстана согласно Указу Президента Татарстана Рустама Минниханова вручили доктору исторических наук Агдасу Бурганову, что было с большей радостью воспринято не только многочисленными учениками старейшего профессора РГГУ, но в целом татарским академическим сообществом. Это важно и ценно, что работа московских татар замечается родной республикой.

Татарская община Москвы тысячами связей — научными, культурными, экономическими и просто человеческими, переплетена с Казанью и Татарстаном.

И еще. Редко, когда коренной москвич так понимает корни и современный ритм великого города, как это удается казанцу Фариду Асадуллину, ставшему историком Москвы.

“Татарский мир”, №2 за 2016 год.