Мусульманский Петербург. Исторический путеводитель: Жизнь мусульман в городе на Неве и в его окрестностях

В издательстве Института Африки РАН вышла книга «Мусульманский Петербург. Исторический путеводитель: Жизнь мусульман в городе на Неве и в его окрестностях», подготовленная профессором РАН Ренатом Беккиным и краеведом Альмирой Тагирджановой. Предлагаем вашему вниманию предисловие к этому изданию (в конце текста можете увидеть оригинальный PDF c обложкой, выходными данными и предисловием). 

Предисловие

Тематические путеводители в наши дни приобретают все большую популярность — даже у тех, кто предпочитает путешествовать, не покидая стен своего жилища. Искушенный турист уже не довольствуется неизменным набором общеизвестных цифр, дат, имен и пересказом исторических анекдотов. Ему хочется узнать то, что скрыто за фасадами парадных улиц: заглянуть в один из домов, на котором нет ни одной мемориальной доски, но каждый камень которого есть история: пройтись маршрутом любимого литературного героя; выпить чашечку кофе в заведении, где лет сто назад решались судьбы человечества.

Исторический путеводитель «Мусульманский Петербург» принадлежит к числу тех книг, которые открывают читателю дверь в близкий и одновременно совершенно незнакомый мир.

Зададимся законным вопросом: что известно среднестатистическому ленинградцу-петербуржцу об исламе и мусульманах в Петербурге? В воображении возникают в первую очередь мигранты из среднеазиатских республик, давно уже ставшие частью городской среды. И лишь затем на память просвещенному горожанину придет Соборная мечеть на Петроградской стороне, без которой немыслимо представить исторический центр города и, возможно, Татарский участок Ново-Волковского кладбища, известный по преимуществу жителям близлежащих районов. Этим двум ключевым объектам уделено значительное место в нашем путеводителе, но было бы непростительной ошибкой полагать, что ими исчерпывается перечень памятных мест мусульманского Петербурга и его окрестностей.

Путеводитель не случайно назван «Мусульманским Петербургом», а не, скажем, «Исламским Петербургом». Между словами «мусульманский» и «исламский» есть небольшая, но существенная разница. Определение «исламский» указывает на принадлежность к исламу как религии. Слово же «мусульманский» может быть отнесено ко всему, что проистекает от мусульман, связано непосредственно с ними. Так, Соборная мечеть -это и исламский, и мусульманский объект. А, например, квартиры, в которых в разные годы жил в Петербурге Муса Бигеев, — это мусульманский объект, несмотря на то, что Бигеев был религиозным деятелем, имамом-хатибом Соборной мечети в Петрограде.

При формировании маршрутов для путеводителя я руководствовался следующим принципом: они должны быть связаны с жизнью мусульман. При этом я старался уделять больше внимания человеческим судьбам, а не истории зданий. С Петербургом связаны биографии многих выдающихся российских деятелей — мусульман по вероисповеданию: ученых, зодчих, врачей, военных, купцов-меценатов и др. В городе на Неве проходили мусульманские съезды, печатались мусульманские газеты, работали мусульманские общественные и религиозные организации. И все это оказывало непосредственное влияние на жизнь не только петербургских мусульман, но и их единоверцев, проживавших в других частях империи.

Путеводитель наглядно демонстрирует, что мусульмане проживали в Петербурге с начала XVIII столетия и внесли еще не в полной мере оцененный вклад в формирование облика культурной столицы России. Татары и представители других народов, традиционно исповедующих ислам, с первых лет существования Северной столицы органично вписались в быт и культуру города — подобно тому, как Соборная мечеть с начала XX века стала неотъемлемой частью исторического центра Петербурга.

Во время наших насыщенных, но, хочется верить, неутомительных прогулок мы посетим все наиболее важные объекты, связанные с пребыванием мусульман в Петербурге и его окрестностях. Говоря «посетим», я сознательно допускаю здесь определенную долю условности. К сожалению, в некоторых местах, заслуживающих упоминания, мы сможем побывать лишь на страницах настоящего путеводителя. Память о них сохранилась в архивных документах, в газетах, на старых открытках и фотографиях из семейных альбомов. Все указанные источники позволяют органично использовать избранный мною для книги о мусульманском Петербурге жанр исторического путеводителя.

Почему же все-таки путеводитель? Как мне представляется, жанр словаря не позволяет ему быть изданием, адресованным широкому кругу читателей. То же самое можно сказать и о научных монографиях.

Замечу, что формат «Мусульманского Петербурга» — в виде научно-популярного издания — ни в коем случае не должен вводить в заблуждение читателя, который может вообразить, что перед ним лишь пересказ заимствованных из разных книг сведений. За каждым маршрутом стоят годы архивной и библиотечной работы, полевых исследований, проведенных как в самом Петербурге, так и в Ленинградской области.

Идея написать книгу о мусульманском Петербурге в форме путеводителя родилась у меня в 2009 г. В тот год я обратился к краеведу Альмире Наимовне Тагирджановой, которая уже несколько лет изучала историю татар в городских архивах, писала статьи и книгу. Альмира Наимовна с готовностью согласилась предоставить имеющиеся у нее материалы для будущего путеводителя. Они легли в основу некоторых глав в настоящей книге.

Однако с самого начала было очевидно, что татарский Петербург не во всем совпадает с Петербургом мусульманским и что даже в формально пересекающихся сюжетах акценты могут быть совершенно иными.

Путеводитель пополнился большим объемом материалов, связанных непосредственно с историей мусульман и ислама. Была написана третья часть, посвященная истории пребывания мусульман в пригородах Петербурга и на территории нынешней Ленинградской области. В результате по своему объему путеводитель увеличился более чем втрое по сравнению с первоначальным вариантом, предложенным А.Н. Тагирджановой.

Другим источником информации для путеводителя — наряду с экскурсиями и публикациями А.Н. Тагирджановой — послужил изданный в 2009 г. словарь «Ислам в Петербурге». Словарь содержит немало полезных сведений. Вместе с тем данное издание обладает целым рядом существенных недостатков, не позволяющих рассматривать его в качестве авторитетного источника по истории ислама в Петербурге.

В первую очередь следует отметить, что структура словаря делает затруднительным пользование им. Во-вторых, в словаре нередко содержится недостоверная, не проверенная авторами статей и редакторами информация. Так, например, в статье «Татарская община Тосненского р-на» говорится о существовании в Любани мусульманского кладбища XVIII в. Однако в реальности никакого кладбища, относящегося к указанному периоду, в Любани и ее окрестностях не существует. Известно лишь новое кладбище, возникшее в конце XX в., предположительно вблизи от места, где находился мусульманский участок XVIII в. То же самое касается не подтвержденного никакими документальными свидетельствами упоминания о якобы существовавшем мусульманском некрополе на острове Сорвали под Выборгом. В словаре также встречаются неточности в приведенных датах, в передаче имен и др.

Другим заметным недостатком словаря было отсутствие четких критериев отбора для публикуемых статей. В результате оказались совершенно размыты границы между этническими и религиозными аспектами жизни представителей мусульманских народов в Петербурге. Некоторые статьи словаря посвящены татарам, без какой-либо привязки к исламской или мусульманской тематике. Этническая же принадлежность, как известно, не всегда означает приверженность определенной религии.

Следует признать, что и при работе над настоящим путеводителем отделить религиозную (мусульманскую) и этническую компоненты было не всегда просто. Предвижу, что некоторые объекты могут вызвать законный вопрос у читателя. Например, какое отношение к теме мусульманского Петербурга имеет ресторан «Крестовский сад», где так любили проводить время петербургские купцы?

На этот вопрос невозможно дать ответа, не углубившись в биографию его владельца — петербургского купца Хабибуллы Ялышева. С одной стороны, это был ресторатор, покровитель актеров, не отличавшийся большой набожностью, с другой стороны — меценат, входивший в Комитет по постройке Соборной мечети в Санкт-Петербурге, один из основателей консервативной мусульманской партии «Сират аль-мустаким» («Прямой путь»). Очевидно, что такую фигуру, как Ялышев, мы не могли обделить вниманием, умолчав о его предпринимательской деятельности, — тем более что в глазах его земляков-татар в ней не было ничего предосудительного. Таким образом, для «татарского Петербурга» сюжет с Ялышевым не вызывает вопросов, но в контексте изучения «мусульманского Петербурга» требует определенных пояснений.

При этом важно подчеркнуть, что большинство персонажей, упоминаемых на страницах путеводителя, являются татарами. Это объясняется тем, что все триста с лишним лет истории Санкт-Петербурга татары составляли большинство мусульманских жителей города. Но это не означает, что за скобки были вынесены судьбы представителей других народов, традиционно исповедующих ислам, оставивших свой след в истории Петербурга: азербайджанцев, башкир, персов и др. Так, к примеру, без упоминания представителей персидской общины города, не превышавшей в рассматриваемый в путеводителе период несколько десятков человек, целый ряд глав был бы неполным (главы «Проспект веротерпимости (Невский проспект и прилегающие улицы)», «Мусульманский некрополь Санкт-Петербурга (Татарский участок Ново-Волковско-го кладбища)» и др.).

Как уже было отмечено выше, настоящий путеводитель является историческим. Он охватывает период с начала XVIII в. до 1930-х гг. Однако в любом правиле есть исключение. Говоря о мусульманском Петербурге, нельзя не упомянуть о таком ключевом для религиозной жизни объекте, как мечеть, даже если речь идет о квартальной мечети, а не о соборной. По мере накопления материала я пришел к пониманию, что вышеупомянутые «пограничные» сюжеты, без которых невозможно представить жизнь петербургских мусульман, следует поместить в отдельную главу. Она так и названа: «Отдельные примечательные объекты, не вошедшие в маршруты».

Во время наших прогулок читатель, возможно, не обнаружит в путеводителе имен некоторых мусульман, бывавших в Петербурге и в местах, которые в настоящее время входят в состав Ленинградской области. Действительно, в книгу попали лишь те персонажи, у которых с Петербургом была связана значительная часть их жизни. Исключение составляют, пожалуй, лишь некоторые известные особы, чей приезд в город вызвал большой интерес публики. Так, невозможно было обойти вниманием знаковое посещение имамом Шамилем Петербурга в 1859 г. Если же я упустил или оставил без должного внимания какие-либо ключевые фигуры или события, связанные с историей мусульманского Петербурга и его окрестностей, то заранее приношу извинения просвещенному читателю.

Путеводитель состоит из трех самодостаточных частей. Первая посвящена непосредственно Петербургу, в третьей речь идет об объектах, расположенных в пригородах Петербурга и в Ленинградской области. Отдельную небольшую часть как уже было отмечено выше, составляют маршруты, представляющие интерес для читателя, но по разным причинам выбивающиеся из концепции издания. Каждая глава по своей структуре представляет собой отдельный маршрут. Порядок расположения глав в книге определяется важностью содержащейся в них информации. Поэтому первая глава посвящена Петроградской стороне — местности, где с начала XVIII в. стали проживать первые мусульмане Петербурга и где расположен один из ключевых объектов путеводителя — Соборная мечеть. Однако читатель волен сам определять для себя приоритетность маршрутов. Каждую главу предваряет карта маршрута и его краткое описание.

При описании общеизвестных исторических достопримечательностей Петербурга нас интересовали лишь определенные аспекты. Так, здание Городской думы на Невском проспекте было упомянуто в путеводителе в связи с тем, что мусульмане в начале прошлого столетия арендовали здесь помещение для молитв в дни мусульманских праздников, а Эрмитаж примечателен в первую очередь богатой коллекцией мусульманского искусства. Такой избирательный подход, как мне представляется, вполне оправдан. Данное специализированное издание рассчитано на тех, кто уже имеет представление об основных культурных и исторических объектах Петербурга. Едва ли кому-нибудь придет в голову начать знакомство с архитектурными достопримечательностями Северной столицы по специализированному (тематическому) путеводителю, посвященному мусульманским объектам.

Путеводитель «Мусульманский Петербург» адресован как гостям города, уже успевшим ознакомиться с его главными памятными местами, так и ленинградцам-петербуржцам, которые хотят лучше узнать город, в котором живут. А также тем, кто никогда не был в городе на Неве, но интересуется его прошлым.

Р.И. Беккин