Как не надо писать: 14 советов для начинающих гуманитариев

Хорошие писатели часто поддаются соблазну писать простым языком. Но некоторых учёных-гуманитариев не так просто совлечь с истинного пути. Они-то знают всю мощь жаргона, туманности и бессвязности. Пусть тот, кто желает пойти по их стопам, следует  нашим полезным советам.

Заголовки. Когда-то учёные думали, что заголовок должны быть лаконичным и исчерпывающим. Теперь мы умеем лучше. Начните работу с не поддающейся пониманию фразы типа «Прерванная модерность», «Катастрофы суверенитета», «Географические перевороты» или «Принудительное накопление». Неплохо пойдёт и нечто вроде «Тела, которые говорят» и «Империи без империализма», хотя вообще-то тела не говорят, а империй без империализма не бывает. Всем известно, что логический сбой привлекает внимание. Отличные заголовки получаются из малоизвестных цитат, особенно с грамматическими ошибками и искусственными архаизмами. «О родина, кладу тебе зарок», «То, что не признаёт границ» и «Крепость Европа на поле битвы» – хорошие примеры.

Придуманные слова. Язык должен следовать вашему воображению, а не наоборот. Превращайте существительные в прилагательные и обратно. Прекрасные слова – гипервизуальность, интерагентивность, интеранимальность, преколониальность, пространственность, субалтерность. Подсчитайте, сколько слов вы придумали, или сколько новых концептов привлекли. Удвойте это количество.

«Между», «по ту сторону» и «к». Изучайте всякие вещи «между империей и идентичностями». Загляните по ту сторону Арабской весны, по ту сторону желания. Двигайтесь к постмарксистской историографии или к теории контрмодерна. Пишите о генеалогии чего-нибудь, а лучше – к генеалогии чего-нибудь. «К генеалогии сексуальности чёрных женщин» – самое то!

Боязливые кавычки. Язык опасен. Очень важно оградить как можно больше слов кавычками: «Запад» и «глобальный Юг», «европейский» и «неевропейский» миры, «традиционное» целительство и «современные» идентичности. Нет экспертов, только «эксперты». Боязливые кавычки защитят вас от обвинений в философской наивности.

Глаголы. Как можно чаще используйте в одном предложении активную и пассивную форму одного и того же глагола, например: «Я исследую пространственное и временное переотображение этих двух обособленных травматических воспоминаний, формирующих и сформированных друг другом». Учёные исследуют предпосылки и идеологии, конституирующие налогообложение и конституируемые им. Проследите, как травмирующие события влияют и испытывают влияние норм, идентичностей и интересов. Всё это покажет читателям, что вы освоили пассивный залог, и что пассивный залог вами освоен.

Переприставки. Как можно чаще повторяйте и переповторяйте глаголы с приставками «ре-» или пере-». Структурируйте и реструктурируйте, воображайте и перевоображайте, запечатлевайте и перезапечатлевайте. Всё это сигнализирует и ресигнализирует вашим читателям, что вы владеете ревизионистским подходом.

Активное начало. В гуманитарных науках важен стиль, но важно и содержание. Обязательно найдите активное начало в угнетённых группах. Жители Глобального Юга не переняли западную мысль, а адаптировали её. Они не просто воспроизвели у себя европейские естественные науки, а переосмыслили их расистские программы. Мусульманские женщины не научились феминизму на Западе – они были феминистками задолго до появления феминизма.

Затемнение. Не пишите об истории и даже об историчности, пишите об историцистичности. Широкая публика понимает слово «колониализм», поэтому избегайте его. Изучайте колониальность, полуколониализм или евроколониалов. Физическое насилие всем надоело, настоящие учёные исследуют дискурсивное насилие. Занимайтесь не модерном и даже не постмодерном, а трансмодерном и нонмодерном. Забудьте про память, изучайте постпамять.

Усложнение. Общее правило: усложняйте простые идеи. «Совместная жизнь», по словам одного учёного, «осциллирует между интонациями прагматической ясности и трагического пафоса, между философской мудростью и безнадёжной тоской». Она служит одновременно «простым свидетельством и обещанием недоступного», открывая возможность «объединённой самости» и «синхронизированного времени». Если бы все люди это знали, насколько меньше было бы семейных проблем!

Предлоги. Ко многим глаголам можно присоединить более одного предлога. Не жалейте их. Политика протеста не избежала сложностей высказывания о, для и за других. Производство памяти случается внутри и между многих пространств. Модерность развивается внутри и между Европой и арабским миром.

Тренды. Ничто не стабильно и не монолитно. Всё изменчиво, фрагментировано, гибридно, разнонаправлено и невосприимчиво к артикуляции. Есть много модернов. Память полиморфна. Ничто не зафиксировано в пространстве, не привязано к географии. Граница между словами и вещами проницаема. Бинарные оппозиции – зло. Децентрализуйте всё что сможете. Размывайте границы. Погрузитесь в бездну столь глубокую, что никто не поймёт, о чём вы говорите.

Изящная бессвязность. Соединяйте несвязанные понятия частицей «как», не объясняя природу их связей. Примеры: архитектура как реликвия, сопротивление как соглашение, анализ противоречий между «телом как знаком» и «телом как корпусом».

Пространства. Всё есть пространство для производства дискурса. Перформанс явно позиционирует постколониальное женское тело как высоко напряжённое пространство культурной контестации в процессе конструирования гибридной субъективности. Тело – пространство прорыва и сигнификации. Право – пространство вспомогательных соглашений с государством.

Оговорки. Хороший учёный умеет перебивать себя на середине предложения ради ясности. Как разъяснил один из них, «анализ диаспоральной памяти – или, точнее говоря, воспоминаний – воскрешает в воображении другие времена и места». Это, в свою очередь, «помогает понять местное население как изобретателей и производителей – а не только, в лучшем случае, простых потребителей – своего собственного модерна – или, лучше сказать, нонмодерна как модерна в развёрнутом виде». Тем самым вы покажете читателю ваши глубокие мучения – или скорее ваше мастерское владение знаком тире (или, ещё лучше, скобками).

Зэкери Дж. Фостер, докторант факультета ближневосточных исследований Принстонского университета, менеджер Academia.edu.

Все вышеприведённые образцы непостижимого академического языка — из реальных работ.

Оригинал