Исламовед себя исламоведом не назовёт

(Опубликовано в журнале «Татарстан», №04, 2016. —  С.29)

Критерии определения учёного, которого можно назвать исламоведом, имеет смысл разделить на две категории — это специфические, присущие конкретно этому направлению научных изысканий, и универсальные, которые касаются науки в целом.

Во-первых, исламовед себя исламоведом не называет. Поскольку такого направления в перечне подготовки специалистов нет (в отличие, скажем, от «востоковедения»), никто из вузов исламоведом не выходит. Если кто-то себя так величает, то он либо действительно великий учёный и академик, либо просто шарлатан, который маскируется наукой. Настоящие исламоведы себя называют по специальности — историк, востоковед, антрополог либо по конкретной области изучаемых ими проблем, скажем, тюрколог, специалист по марокканским суфиям и так далее.

Во-вторых, исламовед должен знать несколько языков, как «мусульманских», так и западных. Знание арабского — аксиома, крайне желательно знать ещё персидский и какой-либо из тюркских языков. Без работы с источниками исламоведом быть невозможно. С другой стороны, подавляющее большинство современных исследований выходит на английском языке, свободное чтение на нём — обязательно, ещё на одном европейском — весьма желательно.

В-третьих, у каждого исламоведа есть конкретная область исследований, в которой он, в идеале, лучше всех в мире разбирается. Этих областей не может быть много, поскольку специализация требует многих тысяч часов работы — с источниками, «в поле», в библиотеке и так далее. Если у учёного нет конкретной специализации, это первый признак того, что с наукой у него не всё в порядке.

В-четвёртых, исламовед просто обязан иметь глубокие знания об основах исламского вероучения, истории ислама и различных мусульманских течений, о мусульманском праве и арабо-мусульманской философии. Без понимания этого контекста никакие серьёзные выводы и о современном исламе делать невозможно.

И ещё, исламоведы — это не очень большая группа людей в России, и практически все знают друг друга если не в лицо, то хотя бы по имени. Специалисты прекрасно знают, кто является учёным, а кто нет.

Что касается универсальных критериев, то смысла перечислять их все нет, остановлюсь лишь на некоторых значимых. Одним из признаков учёного является защищённая диссертация. Конечно, есть и редкие исключения, однако сейчас в подавляющем большинстве случаев человек, не защитивший диссертацию, не имеет права называть себя каким-либо «-ведом», и уж тем более исламоведом (см. п. 1). Наличие диссертации никого учёным не делает, но её отсутствие имеет обратный эффект.

Другим признаком являются этические рамки. Немало профессиональных исламофобов рядятся в одежды учёных с единственной целью — дискредитировать ислам и мусульман, добиться каких-то силовых гонений, позволяя себе оскорблять, вешать ярлыки, писать откровенные доносы и клевету. Учёный не может себе этого позволить, у него есть свой моральный и профессиональный кодекс.

И, наконец, учёный, особенно в исламоведении, должен обладать способностью к рефлексии по поводу собственных убеждений и взглядов. Настоящий учёный обязан уметь отделять своё мировоззрение и политические пристрастия от научной методологии и основанных на ней исследований и уметь принимать их результаты, какими бы противными и неправильными они ему ни казались. Те, кто подгоняет действительность под свои (а чаще — заказанные кем-то другим) тезисы, вырывая факты из контекста, являются просто пропагандистами. Место которым на страницах жёлтых газет, а не академических изданий.

Ильшат Саетов