Индия и центр исламского мира: циркуляция и обмен в XVIII веке

Обзор книги Гагана Д. С. Суда «Индия и центр исламского мира: циркуляция и обмен в XVIII веке» (Gagan D.S. Sood, India and the Islamic Heartlands: An Eighteenth-Century World of Circulation and Exchange, Cambridge University Press, 2016)

В своей книге Гаган Д. С. Суд реконструирует повседневную жизнь простых людей Индии и центральных стран исламского мира («исламизированной Евразии», по терминологии автора), которая обычно теряется на фоне жизни элит и правителей. Он основывается на нескольких сериях (или, по его выражению, «сетях») писем, которыми обменивались жители этих стран. Взаимоотношения корреспондентов определялись «большими расстояниями и долгими перерывами».

Суд успешно выстраивает нарратив на основе этой переписки. Он указывает на очевидную лакуну в существующей литературе по данному региону. По его мнению, исследователи большей частью игнорируют то, как простые люди, жившие в основном вне зон прямого контроля правителей, воображали или осмысляли государство, власть, пространственный и временной миры. Книга демонстрирует, что вопреки непрерывным политическим бурям, сотрясавшим регион в XVIII веке, в нём не ослабевала циркуляция и обмен товарами, идеями и мнениями. Автор предлагает свежий взгляд на то, как жители региона взаимодействовали со своими политиями и сетями обмена, и как строили свой мир и мировоззрение.

Источником служит коллекция писем, обнаруженная Судом в Британской библиотеке. Письма не дошли до адресатов, будучи захвачены англичанами вместе с кораблём «Санта Катарина», которых их вёз. Книга содержит восемь глав, а также весьма информативные введение и заключение. Письма были написаны между 1745 и 1748 гг., их авторы – учёные и торговцы, партнёры и агенты, мужчины и женщины, мужья и жёны, отцы и дети, братья и сёстры, дяди и племянники – принадлежали к самым разным географическим, культурным и лингвистическим пространствам от Басры до Бенгалии. Письма пересекали политические и культурные границы многих империй и политий и были написаны в основном на арабском и персидском языках, некоторые — латинским и еврейским письмом. Авторы жили в «административных, торговых, образовательных и духовных центрах исламизированной Евразии и активно участвовали в процессах циркуляции и обмена» (с. 24). Но они пребывали по большей части, если не полностью, вне зоны прямого контроля своих правителей, и поэтому собрание писем даёт возможность взглянуть на повседневную жизнь того времени со всеми его разнообразными перипетиями.

Первые шесть глав создают социальный и исторический контекст для двух последних: «Повседневные практики: необходимые умения и техники» и «Потоки и взаимодействия: соединительная ткань пространства». Именно в них излагаются центральные положения монографии. Но и другие главы, особенно посвящённые коммуникациям и политическому порядку, тоже важны. Читая книгу, необходимо помнить, что люди того времени не знали современного разграничения политической, персональной, публичной, социальной и экономической областей. В их представлении никаких границ между этими областями не было, и, конечно, они не задумывались на эту тему. Но парадигма изменилась после перекройки региона европейцами.

Эпоха была насыщена политическими конфликтами и смутами. Османы и персы регулярно воевали друг с другом. В 1747 году был убит иранский правитель Надир-шах, и в том же году умер фактический правитель Ирака — османский паша Ахмад; это ещё больше усилило неопределённость. Бенгалия под властью Али Варди Хана тоже испытывала неурядицы, как и центральная Индия, где укреплялись маратхи, а империя Великих Моголов постепенно приходила в упадок. В этот же период европейцы начали самовольно вмешиваться в ситуацию в регионе и влиять на её. Главы с первой по шестую демонстрируют эту политическую нестабильность и то, как жители региона воспринимали свои государства и правителей.

Также интересны главы «Порядок коммуникаций: язык, авторы и курьеры» и «Повседневные практики: необходимые умения и техники». В них Суд красноречиво описывает практику писания писем, использование языков и алфавитов, стили письма, переводы, жизнь агентов, переводчиков и писцов, искусство ведения переговоров и разрешения конфликтов. Он также изучает интересный вопрос о том, как писали и переписывали письма на разных языках, разными алфавитами, прежде чем они попадали в руки конечных получателей, которые могли не знать языка отправителя. Идеи и слова действительно пересекали границы языков, алфавитов и государств.

В главе восьмой «Потоки и взаимодействия: соединительная ткань пространства» описывается жизнь людей, в совокупности образовывавших сеть циркуляции идей и товаров, а также процесс формирования и поддержки этой сети, что обеспечивала товарообмен между знакомыми и незнакомыми людьми. Показано, как вели себя и взаимодействовали люди того времени, как они поддерживали связи и доверие друг к другу. Почему надёжность агентов, партнёров и домохозяйств была предельно важна для всех? Каким образом люди налаживали сотрудничество ради общей выгоды даже в отсутствие дружеских отношений? Книга также отражает опасения корреспондентов в связи с зарождающейся системой правовой регуляции торговли и трансакций. Итак, эта глава описывает перипетии повседневной жизни в регионе и то, как в нём на самом деле происходила циркуляция и обмен.

Однако при чтении книги возникает чувство, что всё сказанное о ментальности жителей Индии и исламизированной Евразии XVIII века может быть отнесено к большинству обществ этого региона даже в наше время — особенно то, что касается ценностей и норм семейных и личных отношений. Слишком много места уделено обширным цитатам из писем по этой тематике. Читателям, особенно из Южной Азии и с Ближнего Востока, всё это может показаться слишком очевидным и не заслуживающим такой детальной проработки.

Кроме того, названия глав чрезмерно общие, и материал писем не покрывает всей широты заявленных тем. Письма не отражают всей полноты пространственного, временного, политического и коммуникационного порядка. Но нужно подчеркнуть, что необходимые для полноты охвата материалы довольно труднодоступны, что с сожалением признаёт и автор. Разумеется, многие темы оставлены для дальнейших исследований; некоторым образом это был один из мотивов для написания данной работы.

Другое достоинство этой книги – то, что в ней освещён процесс постепенного переформирования европейцами Индии и исламского мира в период после распада Сефевидской, Османской и Могольской империй. Правда, об этом сказано очень мало. Главное отличие этой книги от других подобных – это характер её работы с источниками. Письма зачастую невразумительны, фрагментарны, неполны и косноязычны. Как правило, идеи и взгляды выражены в них в простейших выражениях и местных идиомах. Заслуга Суда в том, что он построил нарратив на базе подобного материала и привлёк внимание научного сообщества к этой малоизученной области.

Автор обзора: Митилеш Кумар Джа (Mithilesh Kumar Jha), доцент факультета гуманитарных и социальных наук Индийского технологического института

Оригинал на сайте London School of Economics and Political Science.