Хусаин Амирхан. Сказание об озере Кабан. Из сочинения Таварих-е Булгарийа

(Опубликовано в журнале «Pax Islamica.  Мир ислама»,  №1 (2) за 2009 год)

Вступительная статья, перевод с татарского и комментарии А.М. Ахунова

Таварих-е Булгарийа Хусаина Амирхана — это один из тех источников, который долгие годы находился вне поля зрения татарских историков и литературоведов. Причин тому, на наш взгляд, несколько, но среди них можно выделить две главные. Первая — это недоступность для ученых самого арабографичного текста из-за незнания соответствующего арабского письма, и второе — европоцентризм.

Справедливости ради необходимо отметить, что несколько лет назад этот источник был издан казанским ученым С. Гилязетдиновым в издательстве «Иман» в современной татарской графике. Однако это издание не может считаться научным в строгом смысле этого слова. Эта причина, а также малый тираж в 200 экземпляров не изменили отношения к Таварих-е Булгарийа Хусаина Амирхана.

Все вышеперечисленные причины вызвали необходимость подготовки полного научного текста этого татарского исторического источника, а также его полноценного перевода на русский язык, что даст возможность ознакомиться с ним самым широким кругам читателей.

Предваряя публикацию одного из отрывков из Таварих-е Булгарийа «Сказание об озере Кабан», необходимо сказать, что этот текст может показаться на первый взгляд недостаточно последовательным и логичным, порой компилятивным. Но это особенность почти всех арабо-мусульманских источников, и Хусаин Амирхан в этом отношении следовал давней восточной традиции.

Также следует отметить основные вехи биографии автора исторического труда.

Хусаин ибн Амирхан родился в Казани в 1814 или в 1816 г. Казанский историк Р. Амирханов, который в одном из своих исследований уделил внимание его жизни и научному творчеству, полагал, что вторая дата наиболее правдоподобна, поскольку на нее ссылался авторитетный татарский ученый и богослов XIX в. Шихабаддин Марджани. И в самом деле, во втором томе своего исторического труда Мустафад ал-ахбар фи ахвал Казан ва Булгар («Кладезь сведений о делах Казани и Булгара») он поместил краткую справку о Хусаине Амирхане:

«Мулла Хусаин б. Амирхан б. ‘Абд ал-Маннан ат-Талкыши родился в 1231 г. в месяц зу-л-каада (сентябрь-октябрь 1816 г. —А.А.) в Казани. После кончины отца он обучался в городе Чистополе, а также в Казани у муллы Исхака б. Са’ида и в Мачкарах у муллы ‘Абдуллы б. Яхьи.

В 1263 г. он вернулся из Бухары, а в 1265 году получил указ в качестве напарника к своему тестю — мулле Баймураду».

Данные о Хусаине Амирхане также приведены в календаре Ш. Рахматуллина за 1894 г. и в рукописной (неопубликованной части) биобиблиографического труда Ризы Фахретдина “Асар”. Согласно этим сведениям, Хусаин Амирхан был известной фигурой для своего времени, по словам Ш. Рахматуллина, «знатоком многих наук». Как уже было сказано выше, лишившись отца в возрасте 12 лет, он в дальнейшем обучался в медресе Чистополя, Казани и Мачкары (ныне с. Маскара Кукморского р-на Республики Татарстан). В 1840-х гг. (примерно в одно и то же время с Марджани) он обучался в Бухаре, в 1846 г. вернулся в Казань и женился на дочери муллы Баймурада Бадриджамал. В 1848 г. он получил указ и устроился в мечеть своего покойного отца, напарником к тестю Баймураду. Когда тот скончался в 1849 г. в возрасте 67 лет, X. Амирхан стал первым имам-хатыбом этой мечети.

Хусаин Амирхан был приверженцем различных новых идей, свободно высказывал свои мысли. Некоторым это не нравилось, что стало причиной жалоб на него в Духовное управление. В архиве управления имелись подобные жалобы, датированные 1857 и 1862 гг. Например, в 1857 г. поступило обвинительное письмо, которое написал купец 3-й гильдии из Новотатарской слободы Муса Пономарев. Речь шла о том, что X. Амирхан якобы «неверно исполняет каноны шариата и Корана». Причиной тому послужила проблема выяснения точного дня завершения месяца Рамазан и соответствующего ему поста, который каждый имам определял по мере своих знаний. На этой почве возник конфликт с Пономаревым, и рассерженный, физически крепкий Хусаин Амирхан пригрозил избить купца за то, что он «лезет не в свое дело».

Похожая причина стала причиной жалоб и в последующие годы, когда в спор на тему даты празднования Уразы-байрама вступили мулла Мухаммадкарим и Шихабаддин Марджани. Большинство духовных деятелей приняло сторону Мухаммадкарима, а Хусаин Амирхан встал на защиту Марджани.

Тем не менее авторитет Хусаина Амирхана рос от года к году. В 1852 и в 1865 гг. он назначался Духовным управлением в качестве имама-представителя от Казани на Макарьевскую ярмарку.

Много времени Хусаин Амирхан отдавал преподавательской и научной работе. Обучал шакирдов в начальном и среднем мактабах, в медресе «Амирхания». Занимался популяризацией среди татар религиозных знаний на понятном им языке. Видимым результатом этого стал объемный тафсир ал-Фаваид («Полезное»), который, по словам его биографа, Ш. Рахматуллина, «и в самом деле стал очень полезным, поскольку был написан на местном языке нашего окружения». По сведениям татарского литературоведа Р. Гайнанова, из-под пера Амирхана вышло около 14 научных трудов различной направленности: переводы, толкования, стихотворные произведения и др., большинство из которых не дошло до наших дней.

Хусаин Амирхан прожил активную, насыщенную событиями жизнь. Он работал до последних дней и сохранял ясность ума даже в пожилом возрасте. Встречавшийся с ним в Уфе Риза Фахретдин вспоминал: «Несмотря на то, что он был уже глубоким старцем, выглядел он вполне здоровым человеком, ни на что не жаловался». Но, как было принято писать на татарских надмогильных камнях — «смерть — это горечь, которую придется испробовать каждому». Хусаин Амирхан скончался в Казани 17 января 1883 г. и был похоронен на кладбище Новотатарской слободы.

Но вернемся к Таварих-е Булгарийа. Судя по вступительному слову, Хусаин Амирхан готовился к написанию этой книги долгие годы, тщательно и кропотливо собирал исторический материал. «О, сколько лет и стараний я, немощный, потратил на эту работу! Я собирал данные отовсюду: из исторических книг и трактатов, различных хроник, переписывал заметки старых улемов, которые они оставили на полях книг, в общем, все ценное и не противоречащее здравому смыслу», — пишет Хусаин Амирхан.

В качестве примера мы приводим один отрывок из его исторического труда. Это сказание об озере Кабан. Готовится полный научный перевод книги на русский язык, который будет снабжен более подробными комментариями и примечаниями.

В приводимом ниже отрывке речь идет об озере Кабан, которое и поныне расположено в центральной части города Казани. Но, по сути, это лишь отправная точка для изложения краткой истории возникновения Казани.

Автор дает жизнеописания казанских ханов, рассказывает о междоусобной борьбе, которая разворачивалась за казанский престол, за возможность влияния на близлежащие мусульманские регионы (Касимовское ханство), подчеркивает роль Русского государства, правители которого приложили немало сил, чтобы внести разлад в жизнь татарского мусульманского общества.

Хусаин Амирхан одним из первых предпринял попытку составить своего рода компендиум из имеющихся у него на руках источников, привести их в своеобразную систему, пусть и несовершенную на взгляд европейского человека. По этому поводу другой известный татарский ученый Хусаин Фаезханов писал следующее: «Мы думаем, что хотя Казанское ханство <… > жило под страхом неизбежных в будущем нашествий русских воинов, а также, будучи не в силах преодолеть разобщенность внутри страны, не могло уделить должного внимания развитию наук; этим и объясняется тот факт, что не были подготовлены ученые, способные написать такие исторические книги. Подтверждением этой догадки служит и тот факт, что до сих пор мы не обнаружили ни одной книги научного содержания, дошедшей до нас с тех времен. Можно предположить, что исторические труды и были тогда написаны, но по причине отсутствия печатного производства не могли особо распространиться и, видимо, пропали в пучине бед и разорений, которые постигли Казанское государство».

«Неужто наши соотечественники и близкие по духу братья-мусульмане, жаждущие познать историю Казанского ханства, прошлое своих отцов и дедов, должны испытывать безысходность в своих устремлениях, должны потерять надежду? — задавался вопросом X. Фаезханов. — Вовсе нет! Капля за каплей, и сведения соберутся, а в будущем, кто знает, из собранных капель может образоваться озеро».

Чтобы образовалась озеро, немало сил приложил и Хусаин Амирхан, и надо отдать ему должное за это. А к неточностям и нестыковкам надо относиться с вниманием как к материалу для дальнейших исследований и ни в коем случае не с нисхождением. Ведь точность и правдивость тех же самых русских летописей ставил под сомнение и вышеупомянутый X. Фаезханов, который считал их тенденциозными, написанными в угоду конъюнктуре. И в этом отношении автор Таварих-е Булгарийа следовал своим самобытным путем, не оглядываясь на авторитет европейской востоковедческой науки.

Share this article

«Исламовед.ру» — научный интернет-проект Фонда Марджани, где публикуется информация, связанная как с деятельностью Фонда и Центра исламоведения, так и с другими темами, близкими к исламоведению.