E.H. Хамидов. О неизвестной рукописи шейха Зайнуллы Расулева

Статья опубликована в журнале Казанское исламоведение — Каzan Islamic Review, №1 за 2015 год, стр.106-114. Редакция Исламовед.ру внесла в текст незначительные правки. Целиком статью в оригинале с примечаниями и сносками читайте в PDF ниже. 

Автор: E.H. Хамидов., ассистент кафедры востоковедения и исламоведения Казанского федерального университета (г. Казань, Россия).

***

Жизнь Расулева

Родившийся в маленькой деревне Шарипово Троицкого уезда Оренбургской губернии в 1833 г. шейх Зайнулла стал одним из самых влиятельных людей своей эпохи. Согласно свидетельству современников, Расулев имел десятки тысяч последователей, которые приходили к шейху не только из Волго-Уральского региона, но и из Сибири, Казахстана и с Юга России. Зайнулла б. Хабибулла б. Расул б. Муса ан-Накшбанди получил свое начальное образование в деревне Малай Муйнак, обучившись у дамуллы Мухаммада Бухари и у Йакуба б. Ахмада ал-Ахунди, с которым после переехал в деревню Ахуново, где продолжил свое образование. Завершив обучение в Ахуново, Расулев поступил в медресе шейха Ахмада б. Халида ал-Минкари в Троицке. По окончании медресе в 1858 г. Зайнулла сам становится мударрисом и имамом в деревне Юлдаш. В этот период Зайнулла сближается с шейхом Абдулхакимом Курбангалиевым из селения Чардаклы, который посвящает его в суфийское братство накшбандийа-муджаддийа-халидийа.

По свидетельству современников, уже в юные годы Расулев отличается среди сверстников пытливостью, остротою ума и упорством. Его постоянная тяга к знаниям и желание изменить мир к лучшему, возможно, и стали одной из основных причин той популярности, которую он приобретет в зрелом возрасте. В доказательство его усердия и стремления стать лучше можно привести следующий факт: еще будучи шакирдом в медресе в деревне Ахуново, Расулев тайно покидает своего наставника Йакуба-хазрата и отправляется без его ведома в Троицк. Причиной этому послужило то, что молодой Расулев был не удовлетворен тем уровнем знаний, которые он получал в Ахуново. И несмотря на существующее в то время неодобрение и осуждение перехода в качестве шакирда в другое медресе без благословения своего прежнего наставника, Зайнулла отправляется в медресе Ахмада ал-Минкари при второй Соборной мечети, которое в этот период, считалось одним из лучших в регионе.

Расулев довольно рано приобретает глубокое уважение среди широких слоев мусульманского населения. Это помогает ему найти «спонсора» его поездки в хадж. В 1869-1870 гг. Зайнулла впервые отправляется в паломничество к святым местам. По традиции, у мусульман-паломников Волго-Уральского региона путь лежал через Стамбул, который являлся одним из центров исламской учености и науки. Во время своего пребывания в Стамбуле Расулев повторно проходит инициацию в суфийское братство накшбандийа под руководством шейха Зияуддина Гюмюшханеви, который придерживался ветви халидийа, той же, что и Расулев. Пройдя ряд мистических практик и укрепив свои духовные узы с новым наставником, Расулев получает почетное звание шейх ал-камил — «совершенного» шейха, и право на набор своих муридов и занятия всеми видами суфийских практик накшбандийа.

Влияние Гюмюшханеви на Расулева сложно переоценить. Вдохновленный примером своего учителя, Расулев возвращается на родину уже другим человеком. Любовь к своему наставнику побуждает его посвятить шейху Зияуддину один из своих трудов. Вернувшись в свою деревню Юлдашево уже в качестве халифы («заместителя») Гюмюшханеви, Расулев обретает невиданную до той поры популярность и влияние. Считается, что из Стамбула Расулев привез от 10 до 12 пудов книг, разнообразные лекарственные снадобья и мази, а также ряд нововведений — таких как, например, ношение четок, празднование Мавлида (дня рождения пророка Мухаммада) и др. Рост популярности Расулева привел к увеличению числа его завистников. В результате целого ряда доносов и обвинений своих недоброжелателей Расулев был помещен под стражу и вскоре отправлен в ссылку почти на восемь лет. Но это только увеличило популярность Расулева и помогло ему окончательно сформироваться как личности. Все известные на сегодняшний день труды Расулева были созданы после ссылки.

Труды Расулева

Вернувшись из ссылки, Расулев был приглашен служить имамом 5-й мечети Троицка, и в 1885 г. он вместе со всей семьей переезжает в вышеупомянутый город. Став в 1891 г. во главе прихода, Расулев получает возможность реформировать открытое при мечети медресе, которое в последствии получает имя «Расулийа». С этого момента количество последователей Расулева исчисляется тысячами.

С начала XX в. Расулев начинает свою активную «публицистическую» деятельность. На сегодняшний день известны следующие труды Расулева:

1. Ал-Фава‘ид ал-мухимма ли-л-муридин ан-накшбандийа ва аврад ал-лисанийа ва ас-салават ал-ма’асура (Божественные истины, постижение которых необходимо длямуридов накшбандийа, молитвы и славословия [Аллаху])3. Казань, 1899. 22 с. (на араб, яз., 2-е изд. Казань, 1908).

2. Манакиб-и Дийа ад-дин Гумушханеви (Похвальные качества [шейха] Дийа ад-дина Гумушханеви). Казань: Тип. Шараф, 1900. 160 с. (на араб. яз).

3. Макалат аз-Зайнийа (Статьи Зайнуллы и/или Прекрасные статьи). Казань, 1908. 18 с. (на араб. яз)4.

4. Каул анна ал-Хидр хаййа (Речь о том, что [пророк] Хидр (Хизр) жив). Казань: Тип. газ. «Баянуль-хак», 1908. 9 с. (на араб. яз.)5.

5. Икама ал-бурхан ‘ала ал-арбаби ас-субул ва-л-аухам (Приведение доказательств против носителей ложных мнений и мыслей). Казань: Тип. И.Н. Харитонова, 1908.17 с. (на араб. яз.).

6. Илава ‘ала «Икама ал-бурхан ‘ала ал-арбаби ас-субул в-ал-аухам» (Дополнение к «Икама ал-бурхан ‘ала ал-арбаби ас-субул ва-л-аухам»), Казань: Тип. И.Н. Харитонова, 1908. 3 с. (на араб. яз.).

7. Алифба хакында (Об алфавите [О способе правильного произношения букв арабского алфавита]). Оренбург, 1912.13 с.

Помимо перечисленных работ имеются переводы отдельных частей того или иного труда Расулева.

Также известны некоторые рукописные работы Расулева, в основном это иджазы или фрагменты личной переписки с учениками и последователями.

Стоит упомянуть о статье, написанной Расулевым в соавторстве с имамами Троицка Ахметхази Рахманкуловым, Гатауллой Максудовым и Мухаммедом Бикматовым «Троицкий улэмасы ва усул-и джадида» («Улемы Троицка и звуковой метод обучения») [Тр. ул.], которая была опубликована в газете «Вакыт» и воспринималась современниками как фетва.

«Баб ал-муракабат»

Помимо вышеизложенного других работ под авторством Расулева не было известно до 2012 г., пока в рукописном фонде Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге нами не была обнаружена рукопись, озаглавленная «Баб ал-муракабат» [Расулев]. В ходе ее изучения выяснилось, что данная рукопись является неизвестным автографом Зайнуллы Расулева и датируется 1312 годом по хиджре (1903 г.).

Рукопись представляет собой сборник статей, состоящий из трех различных по содержанию частей. Объем рукописи — 15 листов.

1-11 стр. — сочинение «Баб ал-муракабат» (Глава о «муракаба»).

12-28 стр. — сочинение «Силсила ал-машаих ан-накшбандийа ал-муджад-дидийа ал-халидийа тафдылан» (Подробная цепочка шейхов накшбандийа-муджаддидийа-халидийа).

29 стр. — Иджаза (Разрешение на занятие суфийской деятельностью).

Первая часть рукописи — сочинение «Баб ал-муракабат» — представляет собой оригинальное произведение автора, посвященное особенностям суфийской практики муракаба (самонаблюдения, самоконтроля), описывающее разные стадии на пути суфия к познанию Истины.

Особый интерес представляет название рукописи. Обычно словом «баб» обозначали одну из глав произведения, что может свидетельствовать в данном случае о наличии неизвестного труда шейха Зайнуллы, где представленная рукопись является всего лишь небольшой частью работы.

Эта часть рукописи выполнена на старотатарском языке, т.е. на татарском с широким использованием арабских и персидских слов. Это наиболее интересная часть сочинения.

Сочинение «Силсила ал-машаих ан-накшбандийа ал-муджаддидийа ал-халидийа тафдилан» представляет собой классический суфийский текст, описывающий цепочку духовной преемственности автора и кратко — выдающиеся качества некоторых, наиболее видных духовных учителей Расулева. Язык сочинения — арабский.

Завершает рукопись иджаза — разрешение на занятие суфийской деятельностью, данное мулле Салихджану Хаджи, сыну Мухаммаджан Хаджи. Примечательным является то, что в иджазе помимо всего прочего упоминается разрешение на занятие медицинской практикой, как в «традиционной», так и в «нетрадиционной» форме.

Иджаза имеет оттиск личной печати Расулева с его именем.

Для ознакомления читателю предоставляется оригинальная часть иджазы и вариант ее перевода, а также вариант перевода первой части силсили, для того, чтобы составить общее представление о работе.

«Силсила ал-машаих ан-накшбандийа ал-муджаддидийа ал-халидийа» в подробном изложении

“Сообщаю, что немощный бедняк (ал-факир ад-да’иф) Зайнулла б. Хаби-булла ан-накшбанди ал-муджаддиди ал-халиди удостоился чести быть принятым в тарикат ан-накшбандийа ал-муджаддидийа ал-халидийа (да святятся могилы шейхов этого тариката) посредством Шейха времени (шейх ал-вакт), обладатель двух крыльев, предводитель всех кутбов (кутб ал-актаб) и воспитатель всех муридов, объединяющий переданное и полученное благодаря своему разуму, живущий в Стамбуле вблизи Высокой Порты хаджи Ахмад Дийа ад-дин ал-Гумушханеви (да святится его могила). (2) Он вступил в тарикат посредством Полюса времени (Кутб аз-заман), объединяющего переданное хаджи Ахмад б. Сулейман ат-Тараблуси (да святится его могила). (3) Он вступил в тарикат посредством проникающего в глубины тайн сердца и Истины (му’аддин ал-асрар ва-л-хакика), Полюса круга наставничества (кутб да’ирти-л-иршад), обладающего двумя крыльями, смиренного раба, борца на пути Всевышнего, хазрата, нашего господина (маулана) Халид Дийа ад-дин ан-Накшибанди (да святится его могила). (4) Он вступил в тарикат после доведения до совершенства знаний и завершения (ма’кул и манкул) и разделов и основ посредством множества поездок. Он преодолел расстояние в течение года до Индийского султаната, города Дихля, известного как Джиханабад. (5) Он в нем Полюс святых (кутб ал-аулийа), объединяющий совершенство в формальном и смысловом шейх Абдалла ад-Дихлави по прозвищу Гулям ‘Али (да святится его могила) посредством возвышенного пречистого Шаме ад-дина Хабибуллы Мирза Джан Джанан ал-Мазхар (да святится его могила). (6) Утонувший в море ал-йакина господин Нурмухаммад ал-Бадавани (да святится его могила). (7) посредством того, кому оказали честь проявлением сущности и качеств (Всевышнего ему), шейха Мияна Сайф ад-дина Мухсина (да святится его могила) (8) от его шейха и отца, излучающий свет скрытый (ал-мактум) крепчайшая связь (ал-урват ал-вуска) мийан (?) Мухаммад ал-Маусум (да святится его могила) (9) от его шейха и отца излучающего чудеса шейха Ахмада ал-Фарука ас-Сирхинди, известного как имам Раббани обновитель второго тысячелетия (муджаддид алф сани) (да святится его могила), (10) от Полюса (ал-Кутб) который вызывает (?) любовь он Донесший Истину Муид ад-дина ар-Ради шейх Мухаммад ал-Баки (да святится его могила); (11) от благородного господина нашего господина Ходжи ас-Самарканди ал-Амканкий (да святится его могила) (12) от его шейха и отца высокочтимого шейха шейхов ад-Дервиша Мухаммада (да святится его могила) (13) от его шейха и дяди совершающего поясной и земной поклон нашего господина Мухаммада аз-Захида (аскет) ал-Вахшари (да святится его могила) (14) распространителя религии, глашатая братства (та’ва ал-машраб) накшибандийа. Полюса святых Ходжи ‘Убайдал-лаха ал-Ахрара (да святится его могила). (15) От неиссякаемого источника, Промысла Божьего, нашего господина Йакуба ал-Чархи ал-Хисари (да святится его могила) (16) от ключа к сокровищницам тайн сердец Полюса полюсов (кутб актаб) шейха ад-Дамад Мухаммад Бухари, известного как ‘Ала ад-дин ал-‘Аттар (да святится его могила) (17) от имама тариката «Гавса», халифа, обладателя изливающейся эманации и сияющего света, известного как Шах Накшбанд Баха ад-дин Мухаммад ал-Бухари ал-Увайси (да святится его могила) (18) от источника познания и совершенства, глава сейидов, сейида Амира Кулала (да святится его могила) (19) от одобряемого Всевышним и радующего людей шейха Баба Саммаси (да святится его могила) (20) от сердечного друга в любви к Аллаху ал-Гани хазрата известного как ‘Азизан ‘Али ар-Рамитани (да святится его могила) (21) от Выступающего препятствием от желанных вещей этого и следующего миров (ал-дунйа ва-л-ахира) шейха Махмуда ал-Инджири Фагнави (да святится его могила); (22) от идущего по пути (мутасалик), Полюса святых (асфийа) шейха, Познавшего (‘ариф) ар-Рауайкири (да святится его могила) (23) от Полюса Вечности (ал-кутб ал-баки), «Гавса» творений, ходжи Джихана ‘Абд-л-Халик Гиджувани (да святится его могила) (24); от «Гавса» шейха Йусуфа Хамадани (да святится его могила) (25); от Полюса Достигших Истины (кутб ал-василин), нашего господина Абу ‘Али ал-Фармади (да святится его могила) (26); от возлюбленного «Гавса» суфиев, идущих по Пути.”