Л.Р. Додыхудоева, МЛ. Рейснер. Поэтический язык как средство проповеди: концепция «Благого Слова» в творчестве Насира Хусрава.

П.В. Башарин

Рецензия на книгу: Л.Р. Додыхудоева, МЛ. Рейснер. Поэтический язык как средство проповеди: концепция «Благого Слова» в творчестве Насира Хусрава. М.: Наталис, 2007. 383 с.

Изучение наследия Насйр-и Хусрау, известного русскоязычному читателю больше как Насир Хосров, или Хусрав (1004-1088), началось в XX в., что было связано с открытием исмаилизма как самобытного религиозного феномена. Начало серьезного изучения жизненного пути мыслителя и его обширного наследия было положено А.А. Семеновым, В.А. Жуковским, В.А. Ивановым. Позже к этой теме обратился Е.Э. Бертельс. Ко второй половине XX в. изучение Насир-и Хусрау достигло значительных успехов в связи с публикацией его сочинений (издания X. Таки-Заде, М. Йахйи ал-Хашшаба). Подлинный прорыв в этой области, обусловленный быстрым развитием текстологических исследований (М. Минови, М. Мохаггег, М. Мо’ип, А. Корбен и др.), был осуществлен во второй половине XX в., когда появился ряд новых критических изданий текстов. В конце прошлого века исследования трудов Насир-и Хусрау стали проводиться в Таджикистане. Большие заслуги в освоении его творческого наследия принадлежат Institute of Ismaili Studies в Лондоне. В настоящее время наибольшее количество работ, посвященных Насир-и Хусрау, написано Э.К. Хансбергер. Ее монография «Насир Хусрав. Рубин Бадахшана. Портрет персидского поэта, путешественника, философа» в 2005 г. была переведена и на русский язык.

К сожалению, новых работ о Насир-и Хусрау на русском языке во второй половине XX в. практически не появилось, хотя, как уже было сказано, именно русские ученые выступили первооткрывателями в этой области. Рецензируемая монография Л.Р. Додыхудоевой и М.Л. Рейснер, таким образом, представляет собой первый за последние годы труд на русском языке, посвященный этому мыслителю. Она состоит из введения, пяти глав и приложения. Во введении представлена биография Насир-и Хусрау, а также приводится краткая библиография его сочинений. В главе 1 повествуется о поэтическом наследии мыслителя, концепции его поэтического творчества. Во главе 2 авторы анализируют мировоззрение Насир-и Хусрау на материале его «Дивана». Две следующие главы посвящены авторскому дискурсу: глава 3 — терминологии и глава 4 — поэтическим приемам. В главе 5 концепция Благого Слова анализируется в рамках этических и эстетических категорий. В приложении приводятся избранные касыды Насир-и Хусрау и их русский перевод.

В рецензируемой монографии Насир-и Хусрау рассматривается как ключевая фигура в становлении философско-аллегорического жанра персидской дидактики. На его концепцию слова ориентировались такие корифеи персидской литературы, как Сана’и, Фарид ад-Дин ‘Аттар, Джалал ад-Дин Руми, Са’ади, Хафиз. Каждый их них воспринял новаторские достижения Насир-и Хусрау. По мнению авторов монографии, Насир-и Хусрау был одним из первых поэтов, рассматривавших проблему о соотношении слова (лафз) и смысла (ма’ни) как о соотношении формы и содержания, внешнего и внутреннего аспектов. Он провел, как они утверждают, «реформу касыды», состоявшую в расширении дидактического спектра классической придворной касыды (для персидской поэзии классические примеры — «‘Унсури и Фаррухи»).

Для трансформирования касыды поэт широко использовал транспозицию (накл), активно вводил новую топику, что вылилось в придание слову (сухан) нового смысла (мани). Как яркий пример авторы приводят трансформацию знаменитой метафоры дождевой тучи, от слез которой смеется земля: туча черна, как грешник в аду, сад светел, как райские обитатели.

Введя в зачин аллегорию, поэт трансформировал функции зачина как перехода к главной части касыды, соединив восхваление (мадх) и дескриптивную часть (васф). Насир-и Хусрау превратил дидактику из второстепенной, вспомогательной, задачи — в ключевую. Его дидактика сказалась на обновлении тематического репертуара касыды.

Слово и речь занимают в системе Насир-и Хусрау центральное место. Он выработал свою теорию Слова и создал учение о познавательных свойствах речи как свойства глаголющей, рациональной души (нафс). В связи с этим в центре исследования Л.Р. Додыхудоевой и М.Л Рейснер находится концепт «Благого Слова» (сухан-и нйк), порождающий феномен проповеди Насир-и Хусрау. Именно он, по мнению авторов, формирует и моделирует весь жанровый и идейный репертуар мыслителя.

Важное место в монографии занимает анализ терминологии Насир-и Хусрау. Центральное место авторы уделяют терминам, связанным с гносеологией. Важное место занимает принцип парных оппозиций. Одной из фундаментальных антитетических пар выступает душа {нафс) (как часть Мировой Души), инструмент интуитивного зания — ум (ш)» (инструмент искурсивного знания). Другая пара: фикр (мысль) — назар (интуитивное постижение). Авторы полемизируют с утверждением, что Насир-и Хусрау провозглашал примат разума (акл) над интуитивным познанием при помощи души. Приводя ряд цитат, они доказывают, что мыслитель признавал их равенство. В центре этики Насир-и Хусрау стоит понятие хилм (кротость).

Share this article

Кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры истории и теории исторической науки Историко-архивного института РГГУ, заведующий кабинетом иранистики РГГУ. Специалист в области классической восточной философии, исламоведения, истории и культуры Ирана.